ВТОРАЯ ГВАРДЕЙСКАЯ ТАНКОВАЯ АРМИЯ
ВТОРАЯ ГВАРДЕЙСКАЯ ТАНКОВАЯ АРМИЯ
 

В Дмитриев-Севской Операции февраль-март 1943 г.


 КОМАНДНЫЙ СОСТАВ ВТОРОЙ ТАНКОВОЙ АРМИИ:

 

Командующий генерал-лейтенант т/в Алексей РОДИН

Начальник штаба – генерал-майор т/в Дмитрий ОНУПРИЕНКО

1-й Член Военного Совета – генерал-майор т/в Петр ЛАТЫШЕВ

2-й Член Военного Совета генерал-майор Владимир СОСНОВИКОВ

Зам. Командующего по тылу- генерал-майор Михаил ГОНЧАРОВ

Зам. начальника штаба- полковник БЕЛКОВ

Командующий артиллерией – полковник Михаил ЦИКАЛО

Командующий инженерными войсками – полковник Исак ЛЕВИН

Начальник Оперативного отдела- полковник Владимир ЧИЖ

Начальник связи-подполковник Иосиф СМОЛИЙ

 

11-й тк – генерал-майор танковых войск Иван ЛАЗАРЕВ

Начштаба –полковник Петр КАЛИНИЧЕНКО

53-я тбр. - подполковник Илья ЛАТЫПОВ

59-я тбр. –подполковник Сергей КОЗИКОВ

160-я тбр. –подполковник Никита ДАВЫДЕНКО

12-я мсбр. –подполковник Георгий ВИНОКУРОВ

 

16-й тк – генерал-майор т/в Алексей МАСЛОВ

Начштаба –полковникЛеонид ПУПКО

107-я тбр. –подполковник Николай ТЕЛЯКОВ

109-я тбр. – полковник Василий АРХИПОВ

164-я тбр. –полковник Андрей КУЗНЕЦОВ

15-я мсбр. – майор Илларион ЛОМАКО

 

112-я сд - генерал-майор Порфирий ФУРТ

194-я сд – гвардии полковник Павел ОПЯКИН

60-я сд – полковник Игнатий КЛЯРО

115-я - отдельная стрелковая бригада – полковник САНКОВСКИЙ

 

11-я отд. гв. тбр. – гв. полковник Николай БУБНОВ

9-й отдельный полк связи – майор Андрей САВЧЕНКО

 

ЧАСТИ АРМЕЙСКОГО ПОДЧИНЕНИЯ:

 

27-й отдельный гвардейский тяжелый танковый полк прорыва

29-й отдельный гвардейский тяжелый танковый полк прорыва

37-й гвардейский минометный полк

143-й минометный полк (120-мм) – прибыл к концу операции

563-й истребительно-противотанковый артиллерийский полк (иптап)

567-й истребительно-противотанковый артиллерийский полк (иптап)

1118-й – иптап – прибыл к концу операции

51-й мотоциклетный батальон

 

 

КОМАНДНЫЙ СОСТАВ ВТОРОЙ ТАНКОВОЙ АРМИИ – февраль 1943 год:

В Дмитриев-Севской Операции февраль-март 1943 г.

 Алексей Родин,      Петр Латышев,      Михаил Гончаров

В Дмитриев-Севской Операции февраль-март 1943 г.

Алексей Маслво - 16-й тк,        Иван Лазарев – 11-й тк,       Николай Бубнов – 11-я гв тбр

 

 ОПЕРАТИВНОЕ ЗНАЧЕНИЕ ДЕЙСТВИЙ 2-й ТАНКОВОЙ АРМИИ

Наступательные действия 2-й танковой армии, начавшиеся с рубежа р. СВАПА, в своем первом этапе нанесли серьезное поражение оборонявшимся 137-й и 707-й пехотным дивизиям противника и частям сил бригады Каминского. Угроза выхода главных сил армии на тылы орловско-кромской группировки противника вынудила командование вермахта спешно перебросить в район прорыва 72-ю пд с Калининского фронта и 45-ю пд с Брянского фронта, а также подвести резервы из глубины. Вместе с тем оперативное назначение армии не было целиком выполнено из-за плохих материальных условий при ведении операции.

ОЦЕНКА ОПЕРАЦИИ КОМАНДОВАНИЕМ 2-й ТАНКОВОЙ АРМИИ–ГЕНЕРАЛАМИ РОДИНЫМ, ЛАТЫШЕВЫМ И ОНУПРИЕНКО.

ОСНОВНЫЕ НЕДОСТАТКИ В ПРОВЕДЕНИИ ОПЕРАЦИИ АРМИИ:

1. Длительный марш из района сосредоточения в район предполагаемого оперативного использования армии, глубиной в 250-300 км, в условиях абсолютного бездорожья, а также слабой подготовленности экипажей танков привел к тому, что из 408 танков прибыло в район оперативного развертывания только 182 танка.

2. Армия начала операцию с хода и вводила свою основную мощь – танки и артиллерию – по частям, т.е. по мере их прибытия к полю боя.

3. Операция началась с крайне ограниченным количеством боеприпасов, имевшихся в  войсках, особенно в стрелковых соединениях, которые, не имея достаточного количества автотранспорта и неукомплектованности конским составом, по бездорожью подвести боеприпасы не могли, а танковые соединения, израсходовав запасы горючего на марш при растяжке тыла в 250 км и отсутствии к этому моменту горючего на базах, не могли быть введены в бой.

4. Глубокий снежный покров ограничивал маневр средних и тяжелых танкови почти исключал действия малых танков Т-70, Т-60 и МК-3.

5. Стрелковые соединения, прибывшие в армию с марша, были не изучены, а 115-я осбр оказалась абсолютно неподготовленной для боя и в течение 3-4 дней боевых действий растеряла весь свой состав и боевую материальную часть.

6. Приданные армии 143-й минометный полк (120-мм), 1118-й иптап (76-мм) подошли к полю боя только к концу операции.

7. В момент проведения операции из армии были отобраны 29-й и 27-й гв. тп, 112-я  сд, 1188-й иптап, два инжбата, 11-я гв. тбр и 160-я тбр 11-го тк, что лишило армию иметь в своем распоряжении хотя бы небольшой резерв, как для парирования ударов, так и для восстановления положения на отдельных участках.

8. Отсутствие эвакосредств привело к тому, что Армия не смогла своевременно не только подтягивать неисправную материальную часть, но и эвакуировать танки из районов боев. Эвакороты прибыли в армию только 28.3. 1943 г., и те требуют ремонта не менее 10-15 дней. Отсутствие наливного ав-тобата в Армии ставило и ставит под угрозу срыва подвоз горючего.

9. В процессе операции армия не получала абсолютно пополнения ни рядового, ни младшего начсостава. Инженерные и саперные батальоны не имели никаких средств механизации, дорожные работы производились только вручную, что тормозило темп работы. Отсутствие дорожного батальона крайне затрудняло, а зачастую задерживало своевременный ввод в бой танков, т.к. саперные роты корпусов очень малочисленны, а Инжбаты без всяких средств для выполнения дорожно-мостовых работ с этими задачами не справились.

В Дмитриев-Севской Операции февраль-март 1943 г.

 

ВЫВОД: Для наибольшего эффекта использование танковой армии НЕОБХОДИМО:Выделить время на подготовку операции, как минимум 7-10 дней. К началу операции Танковой Армии подтянуть в исходные районы все приданные средства усиления и обеспечить их достаточным количеством боеприпасов. Все стрелковые соединения и части усиления должны быть приданы Армии до начала операции с целю их изучения и определения места стрелковому соединению в боевом порядке Армии. Операцию танковой армии усиливать мотопехотными соединениями, артиллерией РГК, авиацией. Иметь в глубине за Танковой Армией резервы из мотопехоты и танков для развития успеха, наращивая удар из глубины. Основой для успеха операции танковой армии должна быть ее материальная обеспеченность. Не допускать чрезмерного отрыва армии от фронтового тыла, обеспечивая направление действия танковой армии наличием хороших автомобильных дорог.

В Дмитриев-Севской Операции февраль-март 1943 г.

На фотографии вверху поврежденные Т-34, район Севска, март 1943 г.

 

ОБЩИЕ  ВЫВОДЫ ПО ОПЕРАЦИИ АРМИИ  - На опыте марша и наступательных действий 2-й Танковой Армии со всей очевидностью подтвердилось, что нарушение уставных положений приводит к отрицательным результатам. Выдвинулся и ряд новых вопросов требующих своего разрешения. Из старых и новых вопросов заслуживают внимание следующие:

  • Марш танковых соединений на 270-300 км в условиях почти полного бездорожья привел к выходу из строя 130 танков, что составило 32% от списочного состава машин двух корпусов. Это еще раз доказывает, что наша материальная часть, да еще под управлением неопытных водителей, к большим переходам своим ходом приспособлена плохо. Столь большие марши следует применять только в исключительных случаях обстановки, с личной санкции Командующего БТ и МВ фронта. В данном случае необходимости в непрерывном марше на 270 км не было
  • Планирование операции Армии в период – середина февраля – середина марта, т.е. в период наибольшего количества метелей и наиболее глубокого снежного покрова, привело к тому, что танки типа Т-60 и Т-70 по целине обычно действовать не могли, а иногда застревали и на дорогах. О развертывании корпусов не могло быть и речи. Действие танков происходило главным образом небольшими группами по дорогам. Для таких действий более подходили отдельные полки и танковые бригады, которые тесно взаимодействуя с пехотой достигли бы не меньших результатов. Приняв во внимание, что столь громоздкие соединения как корпуса не могли своевременно и в достаточном количестве снабжаться горючим, из-за непроходимости дорог, надо прямо сказать, что использование корпусов себя не оправдало.
  • В первый период операции с 23.2 по 4.3.1943 г. Армии была нарезана для наступления полоса. Нарезка полосы для танков Армии, по моему мнению, возлагает на командование ответственность за всю эту полосу и лишает, в известной степени, свободы маневра, заставляя действовать как обычную общевойсковую армию. Считаю более целесообразным полос для наступления танковым армиям не давать. ТА должны начинать действовать в чужих полосах, а затем развивать успех по определенным направлениям, возлагая закрепление этого успеха на следующие следом обычные армии.
  • Задачи Армии, фронтом, как указывалось выше, ставились без учета времени, пространства и реального состояния частей. От срока получения приказа до начала действий время было очень ограничено. Так, например, боевое распоряжение ЦФ №0022/ОП было получено штармом в 18.30 20.2.43. Начать наступление, согласно ему требовалось с утра 22.2, совершив предварительно 70 км марш. Боевое распоряжение № 970, полученное в 19.45 4.3.43 требовало начала наступления с утра 5.3.43.      В результате боевые распоряжения штармом и штабами корпусов отдавались наспех, а командиры бригад и подразделений обычно, совершенно не имели времени на подготовку боя, часто грубо нарушались требования всех уставов.
  • Во все время операции Армии действия соединений не поддерживались и не прикрывались нашей авиацией. Все время грубо нарушалось требование приказа НКО № 325: “Наша авиация своими действиями растреливает противотанковую оборону противника, воспрещает подход к полю боя его танков, прикрывая боевые порядки танковых частей от воздействия авиации противника, обеспечивает боевые действия танковых частей постоянной и непрерывной авиаразведкой”. Все это не соблюдалось и Армия не имея ни одного артполка РГК, действовала без всякой авиационной и артиллерийской поддержки. Авиация же противника все время действовала активно по нашим боевым порядкам, чем сильно задерживала наступление и наносила значительные потери и срывала подвоз. Действия танковых армий без авиационной поддержки необходимо запретить и требовать от командования всех степеней точного выполнения требований приказа НКО № 325.
  • Операция Армии была совершенно не обеспечена в материальном отношении: снабжающие базы находились на удалении до 200-300 км, на них часто не было нужных сортов горючего, дороги для автотранспорта были не проходимы. В результате танковые корпуса очень часто оставались без горючего и были не боеспособными. При планировании действий Армии было совершенно забыто указание Боевого устава БТ и МВ КА часть 1: “танки не обеспеченные своевременно горючим, боеприпасами и средствами техвосстановления теряют все свойства грозного боевого оружия и превращаются в беспомощную и даже обременительную груду металла”. Все это имело место при действиях  2-й ТА. На будущее нельзя ни в коем случае вводить Танковые Армии не подготовив их действия в матери-ально-техническом отношении.

В Дмитриев-Севской Операции февраль-март 1943 г.

ОКОНЧАТЕЛЬНЫЕ ВЫВОДЫ ПО ОПЕРАЦИИ: Ввод в бой Армии по частям в значительной степени отразился на ходе операции и ее результатах в целом. Противник, ранее слабый на участке наступления армии, сумел создать крупную ударную группу и вынудил войска армии перейти к обороне. Сопротивление противника сопровождалось интенсивной деятельностью бомбардировочной авиации противника. Наступательные действия 2-й ТА на первом этапе нанесли серьезное поражение Дмитриев-Льговской группировке противника. Угроза выхода главных сил Армии на тылы Орловско-Кромской группировке противника, вынудила его спешно перебросить в район прорыва войска с Калининского и Брянского фронтов. За период боевых действий Армия с боями прошла 150 километров, освободив 217 населенных пунктов. На опыте проведенного марша, Армия получила большую практику подготовки материальной части к проведению всех мероприятий, связанных с походным движением. Войска Армии получили боевой опыт проведения наступательных и оборонительных боев в тяжелых зимних условиях. Войска Армии научились действию одновременно в нескольких районах, не связанных с общей линией фронта. Практика боев показала, что продвижение войск на отдельных направлениях не может быть равномерным и что смелый и решительный маневр (11-й ТК) обеспечивает быстрый темп развития боевых действий. Эта операция послужила хорошим наглядным пособием для организации управления и обеспечения боя всем необходимым со стороны командования и руководящего состава. Здесь Армия приобрела опыт самостоятельного прорыва оборонительной полосы противника и организации обороны в оперативной глубине. В период наступления личный состав Армии получил боевое крещение.  Уже в первых боях, танкисты, мотопехотинцы, показали себя бесстрашными воинами, способными бить и разбивать противника. Наступательные бои показали, что Танковая Армия с ее могучей и грозной техникой способна решать серьезные оперативные задачи. 

Так зарождалась слава и боевые традиции  2-й Гвардейской Танковой Армии.

 

СЕВСКИЙ МАРТ 1943 г.

В Дмитриев-Севской Операции февраль-март 1943 г.

На фотографии вверху и внизу подбитые машины 4-й немецкой танковой дивизии, март 1943 г., район Севска

В Дмитриев-Севской Операции февраль-март 1943 г.



Смотрите так же


Алексей Родин
Командующий 2-й ТА с февраля по сентябрь 1943 года


Радзиевский Алексей
Начальник Штаба Армии. Командующий войсками Армии c 10.06.1947 г по сентябрь 1950.


Кривошеин Семён Моисеевич
Командир 1-го Красноградского Краснознамённого механизированного корпуса 2-й гвардейской танковой армии 1-го Белорусского фронта, гвардии генерал-лейтенант танковых войск
Главная ENGLISH 2-я ГВАРДЕЙСКАЯ ТАНКОВАЯ АРМИЯ КОМАНДОВАНИЕ АРМИИ СОЕДИНЕНИЯ И ЧАСТИ 2-й ГВ. ТА БОЕВЫЕ ОПЕРАЦИИ 2-й Гв. ТА БОЕВЫЕ МАШИНЫ 2-й Гв. ТА ГЕРОИ 2-й Гв. ТА 2-я Гв. ТА в ПОСЛЕВОЕННЫЙ ПЕРИОД 1945-1998 г. Контактная информация Анатолий Петрович ШВЕБИГ ВИДЕО ДОКУМЕНТЫ 2-й Гв. ТА Интернет Ресурсы Новости Командующие 2-й Гв. ТА ЛИЧНЫЙ СОСТАВ АРМИИ






 
© Copyright 2012 Небольсин И.В.
Использование материалов сайта допустимо только с писменного разрешения автора.

Контактная информация